ГОРОДСКАЯ ЕЖЕНЕДЕЛЬНАЯ ГАЗЕТА
   
Главная страница №8 (118) 20 февраля 2012 г.

  НАША ИСТОРИЯ

Наша Дружковка

Вы еще не купили
новый "Справочник - путеводитель" по Дружковке?


Дружковка-Путеводитель

Это:
- самые точные карты поселков и микрорайонов;
- 650 географических объектов;
- круглосуточные аптеки, универсальные телефоны-автоматы, опорные пункты милиции, стоянки такси, важнейшие госучреждения, заводы;
- около 100 предприятий малого и среднего бизнеса, их адреса и телефоны;
- новейгие сведенья по истории Дружковки и количеству населения.

А кроме этого - прекрасный дизайн, офсетная печать, цветной вкладыш и цветная ламинированая обложка.

Такого Дружковка еще не видела!

Цена одного путеводителя -
8 гривен.
Спрашивайте у распространителей и в специализированных магазинах "Канцтовары".
В редакции газеты "НАША ДРУЖКОВКА"(ул. Ленина, 26) вы можете приобрести новый путеводитель за наличный и безналичный расчет.
Тел. (06267) 4-24-32.

Шестьдесят лет назад в СССР рыло объявлено об отмене карточек и проведении денежной реформы. Операция была спланирована, как военная: от «врага», то есть народа, ее держали в секрете.

«Накося, выкуси!» - так в конце сороковых именовали в народе мужской костюмчик, который приобретали на каждый день и на все случаи жизни. Сегодня обладателю этого убогого одеяния лишь жалостливо поглядели бы вслед. Но тогда, сразу после войны, прикупить что-то по коммерческим ценам могли лишь немногие- В условиях скудного государственного нормирования люди одевались и питались главным образом по карточкам. Удачей считалось даже таким костюмчиком обзавестись. Главное, что цена была доступной. И вдруг в конце 1947 года все перевернулось.

Абсолютно секретно
Упорные слухи о том, что карточки отменят, а деньги поменяют, стали распространяться с середины ноября 1947-го. «Брехня!» — отмахивались наиболее сознательные граждане. А зря. Потому что слухи шли из самого Кремля. Там (сегодня это уже не тайна) готовились к отмене карточной системы по всем правилам военного искусства. Об этом вспоминал 40 лет спустя тогдашний министр финансов Арсений Зверев:
«Помню, как-то в конце 1943 г. часов в пять утра позвонил И. В. Сталин. Вопроса, который последовал, я никак не ожидал. Сталин поинтересовался, что думает Наркомат финансов по поводу послевоенной денежной реформы. Я ответил, что уже размышлял об этом, но пока своими размышлениями ни с кем не делился.
- А со мною можете поделиться?
- Конечно, товарищ Сталин!
Последовал 40-минутный телефонный разговор... Сталин выслушал меня, а затем высказал свои соображения о социальных и хозяйственных основах будущего мероприятия. Мне стало ясно, что он не впервые думает о реформе».
Зверев продолжает:
«Сталин специально, причем трижды, оговорил требование соблюдать абсолютную секретность при подготовке реформы... Действительно, малейшая утечка информации привела бы к развязыванию стихии, которая запутала бы и без того сложные проблемы...»
Как показало дальнейшее, на самом деле организаторы реформы опасались не «стихии», а разоблачения своего циничного замысла. Когда утром 15 декабря 1947 года об отмене карточек и обмене денег вдруг сообщили в газетах, многие оказались захваченными врасплох. Но самыми существенными были все же не газеты, а слухи. Так, через много лет выяснилось, что накануне девальвации из Кремля была допущена специальная «утечка»: мол, один новый рубль пойдет за десять старых. И никаких подробностей.
Час «Ч»
Меньше всего пострадали хозяйственные и партийные работники, которые в силу своих должностей узнали о реформе заранее и успели обезопасить свою наличность. Среагировали и «теневики», которые загодя перевели большую часть своих денег в золото, драгоценности и недвижимость.
Остальным, менее информированным, не повезло. Те, кто в свое время поверил государственному призыву «Кладите деньги не в кубышки, а в сберегательные книжки», бросились снимать деньги с вкладов, пока те десятикратно «не похудели». В сберкассах выстроились гигантские очереди. Но там уже подготовились и работали, не покладая рук. Сведения о количестве снимаемых сумм чуть ли не ежечасно поступали в Кремль. Когда стало ясно, что основная часть вкладчиков деньги сняла и в сберкассах осталась лишь незначительная денежная масса, власти обнародовали главное условие: сбережения девальвировались в льготном режиме по сравнению с наличными деньгами (небольшие вклады — один к одному, а более или менее значительные примерно в два раза). Объявление об этом сделали 15 декабря во второй половине дня, уже накануне вступления директивы в силу. А срок для обмена установили сжатый - с 16 по 22 декабря. Так что вместе с уже «постриженными» вкладчиками в очередь на обмен пригласили всех, у кого на руках были деньги.
Народ заметался в попытках спасти хоть какую-то часть своих кровных. Некоторые взялись лихорадочно менять мелочь по трамваям и автобусам: металлические деньги девальвации не подлежали. Кондукторы только успевали отсыпать сдачу. Но сколько таким образом можно было наменять? Основная масса рванулась к небогатым прилавкам. К вечеру в магазинах скупили буквально все. Разошелся даже годами лежавший товар, вроде каких-нибудь люстр. В аптеках расхватали почти все лекарства, смели весь запас бинтов и йода.
Вот как вспоминал происходившее писатель Вячеслав Кондратьев:
«Все магазины — и коммерческие, и комиссионные, и промтоварные — облеплены очередями. Позавчера на бывшей Никольской в магазине «Оптика» брали нарасхват бинокли. Прекрасные цейсовские бинокли — мечта всех средних командиров на фронте — покупали теперь какие-то бабенки, мужички, и брали не один-два — десятками, по сто рубликов за штуку.
Уже неделю, как в сберкассах толкотня, кто вносил деньги, кто брал, неизвестно же никому, чем обернется реформа, и как лучше... Ну, а вечером рестораны коммерческие штурмовались с боя, крики, брань, чуть ли не потасовки у дверей...»
Но если в городе столь отчаянные телодвижения могли дать хотя бы какой-то результат, то селянам, которым нужно было срочно добираться до ближайшего городка, и вовсе ничего не светило. (Припоминаю непарламентские выражения гостившего у нас тогда родственника — военнослужащего с Дальнего Востока: как раз накануне реформы им выдали жалование за несколько месяцев).
Газеты вышли с правительственным обращением: народ призывали отнестись к реформе, как «последней и необходимой жертве». Репродукторы звенели одобрительными откликами «с мест» и, жонглируя цифрами, доказывали, какой колоссальный выигрыш принесла трудящимся девальвация. «Полновесный новенький рублик зазвенел золотым звоном!»
— заливались газеты, публикуя образцы новеньких купюр, на которых, начиная с десятки, появился портрет Ильича.
А тем временем студеный декабрьский ветерок гонял по улицам вороха красных тридцаток и других уже никому не нужных купюр. Эти бумажки носило даже по нашему старому двору, сплошь окруженному коммуналками. Все в доме знали, что это летают «подкожные» двух живших в нем барыг, скупщиков краденого. Но они скоро вернули свое — вновь наворованным. А что было делать остальным людям — тем, кто в голодные послевоенные годы жил своим трудом?

Направление главного удара
Ответ нашелся в преддверии нового 1948 года: на прилавках и в витринах магазинов вдруг в изобилии появились продукты, о которых люди уже успели забыть. Теперь не надо было «прикрепляться» к магазину, стоять в очередях, чтобы отоварить карточки пайкой хлеба или промтоварной единицей. Но именно на этом «празднике жизни» людей, только что переживших грабительский обмен, и ждал главный удар. Потому что цифры на ценниках — с учетом повышения цен военного времени — оказались в 3 раза выше уровня довоенного 1940 года. В конце сороковых годов средняя зарплата квалифицированного рабочего составляла 650-700 рублей в месяц. Но ржаной хлеб надо было покупать по три рубля за килограмм, пшеничный — по четыре, гречку — по двенадцать рублей, масло сливочное — по шестьдесят четыре. Покупка бутылки «Московской» водки (пол-литра — шестьдесят рублей) или кофе (семьдесят пять рублей за килограмм) сразу пробивала в семейном бюджете заметную брешь. Упомянутый швейный уродец фасона «Нанося, выкуси!» стоил уже не меньше 450 рублей. Туфли — 260-300. Часы или фотоаппарат, не говоря уже о радиоприемнике, были почти немыслимой роскошью. Например, часы популярных марок «Звезда» или «ЗИФ» стоили около 900 рублей, как и патефон «ПТ-3». К тому же изобилие первых послереформенных дней быстро растаяло. Деликатесы и в Москве- то не очень брали. А товаров первой необходимости -— того же хлеба — скоро стало не хватать. Особенно на периферии. При этом маленькая зарплата у подавляющего большинства «усыхала» еще и от ежегодной подписки на заем. (Прекратилось это добровольно-принудительное взимание только во времена Хрущева, в 1957 году.)
«Но ведь цены с конца сороковых годов вплоть до смерти Сталина ежегодно снижали!» — вспоминают порой сегодня. Снижали. И довольно существенно: на одеколон, спички, карамель, калоши, иголки. Дешевели к осени овощи и фрукты, что равноценно обычным сезонным колебаниям цен. А вот прейскуранты на хлеб, крупу, мясо, рыбу, масло, яйца меняли весьма неохотно.
Первое памятное снижение государственных розничных цен на товары массового потребления произошло 1 марта 1949 года. В соответствии с постановлением правительства товары вышеперечисленной группы подешевели на 10%. Больше всего, на 30% — патефоны и часы. Так что жить опять стало веселей. Снижение цен в пятидесятом году было наиболее существенным. Крепкие десертные вина подешевели на 49%, а пиво, хлеб и масло на 30%. Из обуви на 25% были снижены цены только на юфтовые ботинки. Они делались из жирной кожи, были водонепроницаемыми и столь тяжелыми, что годились скорее для глубоководного погружения, чем для обыкновенной жизни. Недаром у пользователей эти «суперботинки» проходили под наименованием «Мечта утопленника».
В пятьдесят первом и пятьдесят втором годах цены тоже снижались, но уже гораздо меньше. Однако каждое снижение сопровождалось ликованием в прессе и в радиопередачах. И потому запоминалось. Недоумение возникало лишь после следующей, явно «похудевшей» получки. А ларчик-то открывался просто: вместе с очередным снижением, день в день, служебной почтой на заводы и фабрики приходили приказы с новыми трудовыми расценками. Их понижение с лихвой компенсировало очередную «заботу о благосостоянии трудящихся», превращая ее в фикцию.
И уж совсем мало кто знал, что в том же декабре 1947 года закрытым решением Политбюро ЦК ВКП(б) была в несколько раз повышена зарплата всем руководителям страны. Правда, по настоянию Сталина большому начальству был несколько сокращен бесплатный доступ к материальным благам. Но не прошло и нескольких месяцев, как эта кратковременная потеря была перекрытой регулярной выдачей конвертов с временным денежным довольствием. Скажем, министр или завотоделом ЦК при официальной зарплате в 5000 рублей получали конверты с 20000 рублей, с которых к тому же платить налоги и партвзносы не требовалось.
Так что нынешняя тоска некоторых граждан по временам, когда «властная вертикаль» цены снижала, сродни популярной иллюзии, что выбиваемые из олигархов деньги обернутся подъемом народного благосостояния.

Николай ЯМСКОЙ,
«Совершенно секретно», №01/224

Армейская школа

Приятно сознавать, что среди армейцев в 1974 году был замечен и нынешний директор 12-й школы Анатолий Степанович Чуприна. Руководство воинской части 01463 отметило его отличные успехи в боевой и политической подготовке и безупречную службу грамотой. О том, как будущий воин готовил себя к этому важному этапу своей жизни, мне и поведал сам Анатолий Степанович.

— Я воспитывал в себе выносливость с детства. С трех лет жил на окраине Харцызка, в частном секторе. Рядом был овраг. Летом мы носились по нему на велосипедах, зимой — на лыжах и коньках. Трусость здесь не признавалась. Школу я окончил с тремя «четверками», остальные были «пятерки». За хорошую учебу и активное участие в жизни школы был награжден путевкой в «Артек».
— А что вам дал университет?
— В ДонГУ я увлекался туризмом. На байдарках мы ходили по реке Псел от Сум до Сорочинцев. Походы требовали выносливости, наблюдательности, умения быстро находить правильное решение. Любил борьбу, шашки и шахматы. В 1970 году, будучи на IV-ом курсе, был награжден грамотой «Учительской газеты» за победу во Всесоюзном конкурсе решения шашечных композиций. Университет я окончил с отличием. Все это мне пригодилось в армии.
— Где вы служили?
—В армию меня провожал педколлектив ВШ №3 Дружковки. Я служил в Белорусском военном округе: в городах Орше, Бобруйске, Минске. В столицу Белоруссии попросился сам, так как учеба требовала постоянной работы над собой, а там была прекрасная библиотека. В ней я бывал ежедневно. Кроме того, неподалеку Раубичи, где проходили крупные соревнования по биатлону (лыжам и стрельбе). Здесь я усовершенствовал свою ходьбу на лыжах. Опыт строителя, выносливость, умение рассчитывать свои силы мне пригодились при возведении нового здания 12-ой школы. Кстати, в 1976 году меня занесли в областную комсомольскую «Книгу — летопись ударных дел молодежи Донецкой области».
— Что бы вы хотели пожелать нашим ребятам, будущим воинам?
— Сегодня армия уже не та, что была раньше. И все же она требует больших знаний и того же упорства и выносливости, что и прежде. Поэтому — учитесь, учитесь и учитесь, воспитывайте в себе стремление к победе. Я всегда хотел быть первым. И думаю, это мне удавалось. Помните, чем больше вы будете знать и уметь, тем легче вам будет в жизни!

Беседовал Сергей СКИТНИКОВ,
11-Б класс СОШ №12


Читать дальше

№49 (211) 9 декабря 2013 г
№48 (210) 2 декабря 2013 г
№47 (209) 25 ноября 2013 г
№46 (208) 18 ноября 2013 г
№45 (207) 11 ноября 2013 г
№44 (206) 4 ноября 2013 г
№43 (205) 28 октября 2013 г
№42 (204) 21 октября 2013 г
№41 (203) 14 октября 2013 г
№40 (202) 7 октября 2013 г
№39 (201) 30 сентября 2013 г
№38 (200) 23 сентября 2013 г
№37 (199) 16 сентября 2013 г
№36 (198) 9 сентября 2013 г
№35 (197) 2 сентября 2013 г
№34 (196) 26 августа 2013 г
№33 (195) 19 августа 2013 г
№32 (194) 12 августа 2013 г
№31 (193) 5 августа 2013 г
№30 (192) 29 июля 2013 г
№29 (191) 22 июля 2013 г
№27 (189) 8 июля 2013 г
№26 (188) 24 июня 2013 г
№25 (187) 17 июня 2013 г
№24 (186) 10 июня 2013 г
№23 (185) 3 июня 2013 г
№22 (184) 27 мая 2013 г
№21 (183) 20 мая 2013 г
№20 (182) 13 мая 2013 г
№19 (181) 6 мая 2013 г
№18 (180) 29 апреля 2013 г
№17 (179) 22 апреля 2013 г
№16 (178) 15 апреля 2013 г
№15 (177) 8 апреля 2013 г
№14 (176) 1 апреля 2013 г
№13 (175) 25 марта 2013 г
№12 (174) 18 марта 2013 г
№11 (173) 11 марта 2013 г
№10 (172) 4 марта 2013 г
№9 (171) 25 февраля 2013 г
№8 (170) 18 февраля 2013 г
№7 (169) 11 февраля 2013 г
№6 (168) 4 февраля 2013 г
№5 (167) 28 января 2013 г
№4 (166) 21 января 2013 г
№3 (165) 14 января 2013 г
№2 (164) 6 января 2013 г
№1 (163) 1 января 2013 г
№52 (162) 24 декабря 2012 г
№51 (161) 17 декабря 2012 г
№50 (160) 10 декабря 2012 г
№49 (159) 3 декабря 2012 г
№48 (158) 26 ноября 2012 г
№47 (157) 19 ноября 2012 г
№46 (156) 12 ноября 2012 г
№45 (155) 5 ноября 2012 г
№44 (154) 29 октября 2012 г
№43 (153) 22 октября 2012 г
№42 (152) 15 октября 2012 г
№41 (151) 8 октября 2012 г
№40 (150) 1 октября 2012 г
№39 (149) 24 сентября 2012 г
№38 (148) 17 сентября 2012 г
№37 (147) 10 сентября 2012 г
№36 (146) 3 сентября 2012 г
№35 (145) 27 августа 2012 г
№34 (144) 20 августа 2012 г
№33 (143) 13 августа 2012 г
№32 (142) 6 августа 2012 г
№31 (141) 30 июля 2012 г
№30 (140) 23 июля 2012 г
№29 (139) 15 июля 2012 г
№28 (138) 9 июля 2012 г
№27 (137) 2 июля 2012 г
№26 (136) 25 июня 2012 г
№25 (135) 18 июня 2012 г
№24 (134) 11 июня 2012 г
№23 (133) 04 июня 2012 г
№22 (132) 28 мая 2012 г
№21 (131) 21 мая 2012 г
№20 (130) 14 мая 2012 г
№19 (129) 6 мая 2012 г
№18 (128) 30 апреля 2012 г
№17 (127) 23 апреля 2012 г
№16 (126) 16 апреля 2012 г
№15 (125) 9 апреля 2012 г
№14 (124) 2 апреля 2012 г
№13 (123) 26 марта 2012 г
№12 (122) 19 марта 2012 г
№11 (121) 12 марта 2012 г
№10 (120) 5 марта 2012 г
№9 (119) 27 февраля 2012 г
№8 (118) 20 февраля 2012 г
№7 (117) 13 февраля 2012 г
№6 (116) 6 февраля 2012 г
№5 (115) 30 января 2012 г
№4 (114) 23 января 2012 г
№3 (113) 16 января 2012 г
№2 (112) 9 января 2012 г
№1 (111) 2 января 2012 г
№52 (110) 26 декабря 2011 г
№51 (109) 19 декабря 2011 г
№50 (108) 12 декабря 2011 г
№49 (107) 05 декабря 2011 г
№48 (106) 28 ноября 2011 г
№47 (105) 21 ноября 2011 г
№46 (104) 14 ноября 2011 г
№45 (103) 7 ноября 2011 г
№44 (102) 31 октября 2011 г
№43 (101) 24 октября 2011 г
№42 (100) 17 октября 2011 г
№40 (98) 3 октября 2011 г
№39 (97) 26 сентября 2011 г
№38 (96) 19 сентября 2011 г
№37 (95) 12 сентября 2011 г
№36 (94) 5 сентября 2011 г
№35 (93) 29 августа 2011 г
№34 (92) 22 августа 2011 г
№33 (91) 15 августа 2011 г
№32 (90) 08 августа 2011 г


Адрес редакции газеты "Наша Дружковка": 84205, г. Дружковка, ул. Ленина, 26, 2-й этаж, комн. 7, тел. 4-24-32, E-mail: k0nstantin-evdokimov(#)rambler.ru Подписной индекс 95327
Мнение авторов не всегда совпадает с мнением редакции газеты.

При использовании материалов сайта в интернете, активная гиперссылка http://stavgkh.ru/ обязательна.
При перепечатке информации сайта, ссылка на http://stavgkh.ru/ обязательна.